anna_chertkova

Categories:

Почему у итальянцев белье - дырявое?

А давненько у нас не было рубрики «как это делают итальянцы»! Давайте, что ли, присвоим ей свой день недели, чтоб все было по-честному? Из свободных у нас остались – понедельник до вторник, поскольку среда у нас – не просто среда, а #кулинарнаясреда,  четверг - #мистическийчетверг, а пятница - развратница #моднаяпятница

Я – за понедельник: самое время для новых начинаний! Чистый понедельник! И можно начать неделю с чистого лица и поговорить о чистоте: теперь-то, после коронавируса, итальянцы привыкли, наконец, мыть руки и даже оставлять обувь в прихожей. Надолго ли? 

Что для вас чистота? Для меня это, прежде всего, чистая одежда и белье. А стало быть – стирке быть!

Стирать белье по-итальянски – это fare il bucato, где bucato, дословно «дырявое», значит белье. Что ж у итальянцев белье – дырявое?! Давайте-ка разберемся! 

Итак, я вас, сразу, с лета, разочарую, но все-таки bucato – это все-таки не дырявое белье, а ... причастие прошедшего времени от глагола bucare, который, в свою очередь, восходит к būkōn, «стирать», «fare il bucato».

В современном итальянском языке дырявое белье bucato означает как сам процесс стирки, так и кучу белья для стирки, так и уже выстиранное добро. 

Но это сейчас стирать – кстати, не путать с омонимичным итальянским stirare, «гладить» - это пара пустяков, 30 минут на эко-режиме и, желательно, после 19,00, когда электричество подешевле, - и дело сделано. А вот раньше, во времена царя Гороха в Италии стирка была целым событием! Да таким, что порой длилась несколько дней кряду!

Но на этом особенности итальянских постирушек не ограничивались. Вот, скажите мне, вы сколько раз в неделю стираете белье? Два? Три? А вот когда-то итальянцы стирали крайне редко: и для постирушек был свой ... сезон. 

Моя свекровь вон до сих пор стирает шерсть и кашемир исключительно в мае, когда вода в водопроводе нагревается и не надо платить за лишнюю электроэнергию. К тому же, шерсть и кашемир при стирке чуть теплой водой не портятся, не садятся и не покрываются катышками. А я, понаехавшая рисковая, стираю – а катышки специальной машинкой удаляю.

А в старину частота постирушек вообще напрямую зависела от ... погоды, количества прочей, выпавшей на женскую долю, работы и от богатства приданого.

К примеру, в горных районах, где холода и снегопады не давали белью как следует просохнуть, стирали .. дважды в год, а вот на теплом ласковом юге, случалось, шиковали стирали каждый месяц. Разумеется, с прогрессом и появлением батарей и чайников и прочего постирочного оборудования, стирки становились все более частым занятием.

В небогатых семьях со скудным приданым стирали часто в силу необходимости просто потому, что у них не было смены белья. Про таких говорили: «одна на себе, другая – в гробу», una adosso e una al fosso, имея в виду, конечно же, рубашку. 

А вот зажиточные синьоры любили прихвастнуть и вывесить свое приданое во всей красе на изгороди на зависть всем всеобщее любование. 

А теперь о гигиене: белье в Италии не сколько стирали ради чистоты, сколько дезинфицировали, чтобы избавиться от всякой нечисти, что была на ходу – клопов, блох и вшей. 

Причиндалы для стирки варьировались от региона к региону, зато щелок, ranno или liscivia, мыло из золы повсеместно использовали, по крайней мере, для простыней, наволочек, скатертей и полотенец. Всякую мелочь, шерстяные и деликатные вещи стирали отдельно, да почаще. 

Причем, итальянки тоже замачивали белье! Пятна намыливали и оставляли все киснуть целый день.

А на следующий перво-наперво ставили кипятить воду. Мнооого воды. 

Многие итальянки использовали глиняное корыто, mastello, куда и клали белье. Корыто было с дыркой, под которую подставляли еще одну емкость, куда стекала «мыльная» вода.

Над корытом подвешивали тряпку побольше из конопли, под название ceneraccio или cenerone, с чистой золой, которую вычищали из камина и специально хранили для постирушек. Ну, Золушки — не дать не взять!

На золу выливали вскипяченную воду – и вода с золой стекала аккурат на грязное белье и таким образом его дезинфицировала. Стекшую воду с золой кипятили снова и снова выливали на белье, пока хозяйка не была уверена, что продезинфицировала все, что только можно.

А золу-то не выбрасывали – она шла на удобрение огорода. Далее женщины перекладывали белье в большие плетеные корзины – и кто на голове, кто в повозке, кто в ручной тачке – тащили к ближайшему ручью с проточной водой, чтобы как следует все прополоскать. При необходимости, простыни отбивали палками, а пятна – намыливали мылом и терли в воде. 

Затем, как водится, белье отжимали и развешивали на веревках или прямо на изгороди, на всеобщее обозрение. И можно было, наконец, вздохнуть...

Уффф! Я, пока это все рассказывала, уже утрудилась! И все ловила себя на мысли, как же мне — нам, женщинам, — повезло родиться в век с посудомоечными и стиральными машинами, утюгами, пылесосами и прочими «женскими игрушками». Согласны со мной?

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →