dolce vita: Москвичка в Милане (anna_chertkova) wrote,
dolce vita: Москвичка в Милане
anna_chertkova

Чума в Милане: про карантин, отдельную церковь для больных и благословение на Пасху

Подходит к концу моя пятая неделя на домашнем карантине. И чем дальше тянется наш карантин, тем больше я нахожу любопытных исторических параллелей между этой самоизоляцией от коронавируса и чумным карантином в Милане XVI века.

Кому – что, а #яостаюсьдома и на карантине очень много читаю, особенно про родной мне Милан, полный тайн, мистики и символизма!


Так вот, и у нас, и в Милане 1576 года эпидемия началась неожиданно, первые смерти появились в марте, а потом все сели на ... - вы угадали! - карантин.

Sul finire del mese di marzo, cominciarono, prima nel borgo di porta orientale,
poi in ogni quartiere della città, a farsi frequenti le malattie, le morti,
con accidenti strani di spasimi, di palpitazioni, di letargo, di delirio,
con quelle insegne funeste di lividi e di bubboni; morti per lo più celeri,
violente, non di rado repentine, senza alcun indizio antecedente di malattia.

Однако к концу марта, сначала в предместье у Восточных ворот,
а затем и во всех остальных кварталах города, начали учащаться
случаи заболевания и смертности со страшными явлениями судорог,
сердцебиения, летаргии, бреда, со зловещими признаками —
кровоподтёками и нарывами. Смерть почти всегда наступала скоро,
бурно, нередко внезапно, без малейших предварительных указаний на болезнь.

I promessi sposi
Alessandro Manzoni


Церковь для чумных в Милане: ныне - chiesa San Carlo al Lazzaretto


И вот именно из-за той самой эпидемиии чумы так получилось, что в Милане – в отличие от всей остальной Италии – священники обходят паству с благословением домов накануне Рождества, а не Пасхи!

Тогда же специально для чумных в Милане возвели и отдельную церковь с мистической символикой (на фото).

Итак, в 1576 году в столицу Ломбардии пришла чума, поставив город на колени. Опустевшие улицы, заколоченные дома, никому не разрешалось выходить на улицу: в городе объявили карантин для того, чтобы сдержать распространение болезни.

А тут архиепископ Милана Карло Борромео решает, что если прихожане не могут попасть в церковь даже накануне Рождества, то священники придут к ним в дом и таки подарят свое благословение. Эта задумка священника была хороша лишь для души – но вовсе не для тела, в период эпидемии-то!


Среди других заслуг архиепископа Карло Борромео – проект строительства церкви прямо в Лазарете чумных (где я сейчас и живу – и потому так живо интересуюсь историей этого района). Поначалу на месте церкви была простенькая, квадратная по форме каппелла почти без стен: стен там не было специально, чтобы чумные могли следить за богослужением издалека и тоже участвовать в службе.


Один усердный миланский нотариус Ладзаро Кайрати (я вам об этом уже рассказывала здесь), горЯ общей идеей, даже пошёл на то, чтобы написать челобитную самому Лодовико Сфорца (по прозвищу Мавр), испрашивая финансов для строительства церкви, но, стоит ли об этом говорить, не получил от Мавра ни копейки – хотя бы потому, что правитель Милана в то время был очень занят строительством куда более значительной церкви Santa Maria delle Grazie.


Но строительство церкви для чумных все же началось 13 мая 1580 года под руководством архитектора Пеллегрино Пеллегрини. По замыслу архитектора квадратная капелла превращалась в восьмиугольник: и цифра «8» здесь совсем неслучайна. Во-первых, "8" – это двойной обхват четырех стен самого Лазарета, а во-вторых, Иисус Христос воскресает на восьмой день. Согласитесь, это - очень «сильная» символика для приюта больных.

Вот что любопытного рассказывает про цифру "восемь" моя подруга таролог и нарративный практик Елена:

"Цифра 8 будоражит умы эзотериков многие столетия. Чаще всего мы встречаем пояснения, что символически эта цифра является так называемым «замкнутым числом» и соединяет в себе духовное и материальное, мужское и женское, начало и конец, свет и тьму, рождение и смерть, и, в конечном итоге, - это символ бесконечности.

Китайцы говорят, что в цифре 8 выражена полнота Вселенной, язычники отмечают 8 праздников Колеса года, восьмерка, изображаемая горизонтально, называется «лемниската» и часто используется в качестве символа Вечности и высокой духовности. Кстати, считается, что термин «лемниската» ввел в обиход в XVII веке математик Якоб Бернулли, от lemnicus (лат. «лента») и использовал его в своих работах для обозначения математической бесконечности.

Современные эзотерики используют лемнискату в контексте идеи о реинкарнации и идеи о вечной жизни души, которая проживает воплощение за воплощением, то проживая земной опыт и обретая смыслы, то снова возвращаясь в Вечность, к Богу.

В христианской традиции число 8 не менее значимо – оно следует за циклом цифры 7 (7 дней творения, etc.) и является символом начала нового цикла, а также воскрешения, обновления. Часто баптистерии или купели для крещения имеют форму восьмиугольника, символизируя рождение новой, духовной жизни. Кроме того, Вифлеемскую звезду, возвестившую о рождении Спасителя, в христианской традиции традиционно изображают восьмиконечной, как символ духовного обновления".



Но вернемся к нашей церкви: поскольку из-за нехватки средств строительство церкви идет очень медленно, то предприимчивый (но, видать, опять-таки не очень сведущий в карантине) архиепископ Борромео ежегодно организовывает процессии для сбора пожертвований на строительство храма. В следующий за Троицей (Pentecoste по-местному) понедельник процессия отправляется нарезать круги по городу аж от Дуомо: архиепископ собирает денежки и попутно отпускает грехи. А в результате народ заражается друг от друга и продолжает умирать. Умирает вскорости (в 1584 году) и сам архиепископ, так и не дождавшись окончания строительства задуманной им церкви...


Однако, со смертью архиепископа, причисленного, кстати, к лику святых и ставшего, таким образом, святым Карло, ежегодные процессии не только не прекращаются, а продолжаются вплоть до 1786 года, когда австрийский император Иосиф II отменяет их все своим указом.


А через пятьдесят лет в Милан снова возвращается чума: эта станет последней, но и самой ужасной эпидемией в истории города, поскольку унесёт жизнь половины его обитателей. Лазаретом для больных в то время управляет папа Феличе Казати, которого часто изображают коленопреклоненным, с веревкой на шее и массивным крестом в руках в знак прощения: он и проводит мессы в церквушке Santa Maria della Sanità на протяжении долгих двадцати трех месяцев (обратите внимание на длительность эпидемии!). Но с окончанием чумной эпидемии, заканчивается и «работа» церкви при Лазарете.


И вот на дворе 14 мая 1796 года – в город входят войска Наполеона, а маленькая церковь становится пороховым складом. Через год церковь превращается в языческий храм под напыщенным названием «Алтарь Родины», Altare della Patria: настоящий алтарь заменяют на скульптурное изображение Свободы. Но в конце концов французские войска покидают город, церковь переходит в ведение Главной Городской Больницы, Ospedale Maggiore, и трансформируется сначала в сарай, а потом в ледник. Тогда же церкви достраивают и недостающие стены, окончательно закрывая прежде открытое пространство.


В конце XIX века церковь продают приходу Святой Франчески. На трехсотлетнюю годовщину со дня смерти святого Карло церковь официально переименовывают в San Carlo al Lazzaretto, или же церковь «дорогого Карло», San Carlino, для самых набожных почитателей бывшего архиепископа Милана.



Tags: #яостаюсьдома, Милан: зарисовки, другая Италия: мифы и легенды, итальяноведение, мистическая Италия, моя Италия, религия и католическая церковь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments