anna_chertkova

7 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Топлесс и ... «лицензия на обнажение»

«Обнаженное тело освежает мою душу»
поэтесса Альда Мерини


Каждый август - традиционный на Апеннинах сезон отпусков - по крайней мере один глянцевый итальянский журнал посвящает editorial главреда обсуждению уместности и популярности топлесс среди итальянок на пляже. Не стало исключением и это лето. Но самое интересное ждало меня впереди, когда я, листая журнал, наткнулась на вполне серьезное предложение одного из итальянских журналистов - датированное далеким 1979 годом - ввести «лицензию на обнажение» среди местного населения. Но обо всем по порядку!


https://instagram.com/p/B1eKMzKI7lF


Оказывается, современные француженки и итальянки больше не загорают топлесс. Европейский институт изучения общественного мнения, Ifop, провёл опрос, который показал что только 19% жительниц Франции и 15% итальянок готовы загорать без бюстгальтера. А вот - для сравнения - испанки (50%) и немки (34%) вполне «за!»

«В чем же дело?» - рассуждает главред. И приходит к выводу, что главная причина снижения популярности загара топлесс среди итальянок - это ... страх. В первую очередь, боязнь рака груди, во-вторых, нежелание вдруг наткнуться на собственное фото в неприглядном виде, тайком опубликованное не слишком скрупулёзным приятелем в соцсетях, и, в-третьих, опасение стать жертвой body shaming.

Но все эти страхи отнюдь не мучают некоторых итальянских матрон. Да-да, чаще всего грудь на пляже обнажают итальянки около 50-лет. И частенько можно наблюдать на пляже мать и дочь: мать, не стесняясь, загорает в одних трусиках, как она привыкла, а её взрослая дочь рядом - в бикини или даже цельном купальнике.

«Возможно, новые поколения считают себя достаточно свободными и без того, чтобы выставлять грудь на всеобщее обозрение или что-то кому-то доказывать», - высказывает своё предположение главред. Однако, «тридцатилетние, по сравнению со своими эмансипированными матерями, сталкиваются с ещё одной, ранее не существовавшей, проблемой: манией идеального тела. И они стесняются его мнимых недостатков».

Так и хочется справедливости ради привести им в пример другую итальянку без комплексов, известную всему миру как Мадонна, которая в свои 60 с лишним лет нисколько не стесняется блеснуть сосками или попой, где, несмотря на все усилия звезды и её косметологов (или следует включить сюда и пластических хирургов - не знаю), время все же оставило свой отпечаток.

Получается, что с одной стороны - мамы без комплексов, которые «по старинке», - то есть, по привычке, - продолжают обнажать грудь (правда, в большинстве все же мамы, изменившиеся вместе с эпохой, где топлесс уже больше не символ эмансипации и феминизма), а с другой - их дочери, которые проповедуют без излишней показухи в прямом и переносном смысле собственные идеалы красоты и свободы.





И тут, мне кажется, самое время процитировать фрагменты из той самой статьи 1979 года, где журналист Corriere della Sera предложил ввести «лицензию на обнажение». Кому же можно раздеваться на пляже, а кому - лучше воздержаться, по мнению итальянца?

В качестве ответа позвольте мне процитировать здесь фрагмент той самой статьи:

«... обнаженные женщины сейчас буквально везде, как и мужчины, и все это напоминает мне о том, как мутировали всего за несколько лет чувства законности и скромности, и как, несмотря на все, среди нас ещё остаются хорошие, достойные уважения люди, - и таких много, - для которых обнаженное тело - синоним падения и греха, как для наших отцов и дедов. Я, должен признаться, тоже не одобряю повсеместное распространение обнаженки, но, к сожалению, по другим причинам. Прежде всего, из гедонистических соображений. Отмена табу на обнажённую натуру положило конец мистическому очарованию женского тела, которое раздевалось (или позволяло себя раздеть) в полумраке, в интимности; при возможности, с нежностью и любовью, или же хотя бы с иллюзией любви. А сейчас, листая некоторые современные журналы, я даже не возбуждаюсь, поскольку у меня возникает впечатление, что я разглядываю каталог кормилиц для новорождённого.

Но есть и кое-что ещё. На обнаженные тела повсюду в большинстве случаев смотреть неприятно, а то и противно. Складывается впечатление, что редко нам случается полюбоваться играющими на солнце молодыми греками и гречанками античной эпохи; напротив, мы наблюдаем скорее за медицинским осмотром под открытым небом, собранием распущенных матрон и пузатых бесформенных мужиков, которые ждут когда их всех вместе, как при эпидемии, осмотрят. Уродство этих людей поражает, как и их самоуверенность, заставляющая их забыть о впечатлении, которое они производят на окружающих (как они, кстати, забывают и ненужные бумажки, огрызки арбузов, яичную скорлупу и пустых бутылки в том самом море).

Разумеется, я не ограничиваюсь констатацией проблемы, не предложив и её решения. Если бы я все ещё был депутатом, то внёс бы предложение ввести лицензию (по аналогии с правами на вождение автомобиля или катера, пилотирования самолета, или лицензией на охоту или рыбную ловлю) для тех, кто желает ходить нагишом. Подобную лицензию выдавала бы комиссия экспертов, среди которых были бы художник, скульптор, режиссёр, бабник и другие персонажи, которые в состоянии оценить женскую и мужскую красоту. И лицензию надо было бы обновлять ежегодно. Наперёд не угадаешь».

Basta отвисшей груди и пивному брюху?
Или мы уже ко всему привычные?
Что скажете?



Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес